Феноменология человеческого поведения 2 глава

Животные появляются спец и поэтому определяются природой; человек сам делает себя, самым разным образом используя природу. Этим объясняются разнообразные различия меж людьми. Гелен определяет человека как «практическое существо... другими словами существо, которое занимает некую позицию, производит определенное мировоззрение, высказывает свои решения, встает на ту либо другую сторону, так как Феноменология человеческого поведения 2 глава он вовлечен в происходя щее»22. Это правда, что человек — практическое существо. Но его практика неотделима от мышления: человек познаёт действительность конкретно как действительность и планирует различные методы заслуги собственных целей, из которых выбирает один. Человек — существо осознанно избирательное и целенаправленное. Он обязан прикладывать личное усилие к тому, чтоб спроектировать собственный мир, так Феноменология человеческого поведения 2 глава как его инстинкты неприменимы либо недостаточны для этого. Так он пробует добиться полноты, хотя в действительности никогда не добивается ее до конца, чего нельзя сказать о животных. Животный мир запрограм мирован с самой первой клеточки и свершит свое назначение под неуклонным водительством инстинктов и событий. Напротив Феноменология человеческого поведения 2 глава, мир человека никогда не добивается завершенности. Макс Шелер гласит о человеке как о «вечном Фаусте, о существе cupidissima rerum novarum (жаждущем новизны), которое никогда не удовлетворяется наличной реальностью, всегда стремится сломать границы собственного бытия, как оно существует тут и сейчас; собственной «среды» и собственной своей животрепещущей реальности» 23. Такое самоосуществление происходит не спонтанно Феноменология человеческого поведения 2 глава, как у животных, а в итоге непрестанного усилия — усилия научения, размышления и свободной воли. Человек испытывает неизменное напряжение меж тем, что он есть, и тем, чем он желает быть. Он живет в устремленности к собственной утопии, которая, как увидел Эрнст Блох, вдохновляет его всегда находить еще не достигнутого Феноменология человеческого поведения 2 глава. Человек — это «утопическое живое существо».

б) Независимость от среды

Этот бесспорный факт подразумевает наличие другого бесспорного факта: независимости человека от среды. Животное привязано к собственному окружению, в каком оно обретает ублажение собственных стимулов, и ему этого довольно. Очевидно, человек тоже стремится удовлетворить свои инстинкты, но ему этого не достаточно: он знает Феноменология человеческого поведения 2 глава огромное количество других реальностей, которые вызывают его любопытство, хотя не представляют для него практического энтузиазма и не приносят ему полезности. «Несомненно, нашим органам эмоций дан только кусок поведение затрагивает все эти области. Для белки не существует муравья, который ползет по тому же дереву. Для человека же есть не Феноменология человеческого поведения 2 глава только лишь они оба, но также дальние горы и звезды, что с био точки зрения совсем излишне» 24. Это свидетельствует о конструктивном преодолении той серьезной субординации меж силой инстинкта и структурой среды, которая так свойственна для животных. Человек выходит далековато за рамки био необходимости. Животное схватывает и познаёт некую Феноменология человеческого поведения 2 глава часть мира — ту, которая ему нужна, и для него это «весь мир». Человек же открыт всему миру, поточнее, всему бытию.

в) Человек как Я-субъект

Вышеназванное свойство также значит, что человек, будучи субъектом и в качестве субъекта, может дистанцироваться от объекта, осознать его конкретно как объект, как действительность, лучшую Феноменология человеческого поведения 2 глава от него самого. Более того, человек может мыслить и оценивать этот объект не только лишь исходя из убеждений полезности, но также избирательно либо незаинтересованно. Потому он способен сдерживать свои инстинкты, поступать им вопреки; более того, сублимировать их, придавая им, к примеру, альтруистическую направленность. Это прямо показывает на действительность некого «Я», которое Феноменология человеческого поведения 2 глава не тождественно совокупно сти инстинктов, но обладает властью над самим собой. Человек — единственное существо, способное узреть себя самого как «Я», а мир — как «не-Я». И узреть вот тогда, когда он вступает в отношение с объектами мира либо с другими субъектами, которые тоже сознаются им как действительности Феноменология человеческого поведения 2 глава, хорошие от него самого, но с которыми в то же время он заходит либо может войти в реальное отношение. Практически ребенок произносит «я» только после того, как произнесет «ты» мамы и научится постигать вещи как действительности, хорошие от него самого. Мы всегда нуждаемся в посредничестве «другого», чтоб придти к самим Феноменология человеческого поведения 2 глава для себя. Но мы все-же приходим 25.

Человек обращен к себе. Этот конкретный опыт мы обозначаем местоимением «я». Любой из нас чувствует себя единственным и неподражаемым «Я». Будучи уникальным по своим биологическим и психологическим свойствам, это «Я» равномерно приобретает личностное своеобразие, которое отличает его от всех других личностей. «Я» воспринимает Феноменология человеческого поведения 2 глава на себя ответственность за свою судьбу, определяемую совокупой принятых решений. Потому мы говорим: «я думаю», «я хочу», «я страдаю» и т. д. Я чувствую себя частью всего населения земли, но в то же время я независим от него. Моё собственное «Я» составляет центр моего мира, и только исходя из Феноменология человеческого поведения 2 глава него я вижу всё остальное и реализую себя в практической деятельности. Кант считал трансцендентальное «Я» условием, в силу которого может быть трансцендентальное синтетическое единство апперцепции. В нем и через него унифицируются все воспоминания и удерживается сознание единства в зании. И это правильно, хотя не только лишь в зании, да и Феноменология человеческого поведения 2 глава в действии мы обладаем опытом «Я» как единства и тотальности, как элемента, который приводит множественность к единству и разъясняет для нас зание и действие. «Я» никогда не воспринимается прямо и конкретно, но хоть какой человек обладает бесспорным опытом единства «Я», хорошего от всех иных объектов, и опытом стойкости Феноменология человеческого поведения 2 глава этого «Я» как субъекта. Потому клонирование личностей нереально, даже если станет осуществимым клонирование тел. Тело и личность — никак не одно и то же.

Отсюда же рождается опыт глубинного одиночества. Я и только я несу бремя ответственности за собственное существование. Кьеркегор и Унамуно в особенности глубоко ощущали это в Феноменология человеческого поведения 2 глава опыте тоскливого одиночества. «В мире нет другого intimior intimo meo» (более внутренним, чем я сам).

г) Восприятие места и времени

Эрнст Кассирер считает соответствующей чертой людского существа восприятие места и времени как тотальностей . Он неправ, когда утверждает, что «ни одну реальную вещь мы не можем постигнуть по другому, не считая как в Феноменология человеческого поведения 2 глава пространственно-временной обусловленности» 26. Ведь разумеется, что мы способны постигнуть огромное количество реальных понятий независимо от времени и места. К примеру, когда мы определяем справедливость как «воздаяние каждому по заслугам», то такое понятие справедливости носит внепространствен ный и вневременн ой нрав. То же самое правильно в отношении Феноменология человеческого поведения 2 глава понятия прав человека. Мы будем тщательно гласить о метаэмпири ческом и нематериальном зании применительно к мыслительной возможности человека. Но в остальном кассиреровский анализ пространственно-временных представлений человека правилен.

Тот метод, каким мы, люди, постигаем место, конструктивно отличен от пространственных представлений не только лишь низших животных, да и человекообразных обезьян. Эти различия Феноменология человеческого поведения 2 глава яснее всего раскрываются косвенным методом: через анализ поведенчес ких стереотипов. Есть фундаментально разные типы пространственного и временнуго опыта. Самый малый уровень Кассирер именует органическим местом и временем . Он присущ хоть какому живому существу, наделяя его способностью приспособиться к условиям среды (сначала пространственным), чтоб выжить. На этом уровне Феноменология человеческого поведения 2 глава постижение места ограничивается набором стимулов и адекватных ответных реакций. Примитивные животные могут верно ориентироваться в собственном пространстве и собственном времени. Обычно, им удается уцелеть. Но разумеется, что у их нет представления о пространстве и времени как о тотальности. Потому они не способны ни владычествовать над ними, ни определять их Феноменология человеческого поведения 2 глава. Животные пассивно адаптируются к собственной ограниченной сфере обитания и к собственному ограниченному времени.

Высшие животные владеют тем, что Кассирер именует перцептивным местом — сложным представлением, в каком интегрированы различные элементы: опыт зрения, осязания, слуха, движения. Макс Шелер показал, что у животного отсутствует центр, исходя из которого оно могло бы сопоставить с одной и Феноменология человеческого поведения 2 глава той же вещью, с одной стороны, свои психофизические функции зрения, слуха, чутья, вкуса, а с другой стороны, — видимые, ощутимые, слышимые, обоняемые либо воспринимаемые на вкус объекты. Как уже было сказано, животное принимает действительности не как вещи внутри себя, но как стимулирующие феномены. Не считая того, животное не Феноменология человеческого поведения 2 глава обладает понятием универсального места, которое составляло бы устойчивый фон его чувств. Бегающая по саду собака, — гласит Шелер, — не способна узреть этот сад как целое и поместить отдельные предметы в общую упорядоченную картину. Для собаки существует только конкретное место ее местопребывания , которое меняется вкупе с ее движением. Она не Феноменология человеческого поведения 2 глава умеет связать эти личные места в полное место сада независимо от местопребывания собственного тела27. Эта самая функция, труднодоступная животному, осуществляется человеком. Кассирер именует ее символическим местом . Не прямо, а через посредство сложного мыслительного процесса человек сформировывает представление об абстрактном, гомогенном, нескончаемом универсальном пространстве, о природе которого столько рассуждали философы 28. Кассирер именует это Феноменология человеческого поведения 2 глава место символическим поэтому, что оно поддается описанию в математических формулах. Конкретно это сделали Галилей, Кеплер, Ньютон и Эйнштейн. Разумеется, что такое пространственное представление чуждо хоть какому животному.

Параллельная неувязка — неувязка времени. Человек живет не только лишь реальным, ибо его истинное, по словам Лейбница, «обременено прошедшим и чревато будущим Феноменология человеческого поведения 2 глава». Человек вполне сознает непрерывность и целостность собственной жизни. Потому он задумывается о погибели и предугадает ее. Хайдеггер именует человека «Sein zum Tode» (бытием к погибели); вся его большая книжка «Бытие и время» посвящена анализу темпоральности 28акак конститутивного элемента сознания человека. Всё это невообразимо применительно к животному. Самые примитивные народы Феноменология человеческого поведения 2 глава уже практиковали погребальные ритуалы, символизировавшие сознание прошедшего и грядущего, — ритуалы, которых никогда не было у животных.

Конкретно поэтому, что существование человека пронизано темпоральностью , и поэтому, что человек сознает и осмысляет прошедшее, истинное и будущее, более того, до определенной степени способен направлять будущее и владычествовать над ним, — вот Феноменология человеческого поведения 2 глава поэтому мы говорим, что человек есть историческое существо. Другими словами, он созидает историю, преобразуя действительность мира и общества. Животные не изменяют истории; они вообщем не имеют истории. Историчность — исключительное свойство человека. При этом свойство так принципиальное, что в наше время философы-историки практически что опровергают биологическую природу человека, мысля его исключительно в Феноменология человеческого поведения 2 глава качестве ens historicum («исторического существа»).

д) Символизирующая функция

Одна из более специфичных и соответствующих функций человека конкретно как человека — символизирующая функция. Мы имеем в виду способность человека — и только человека — выражать многие действительности в символической форме. Знак не то же самое, что символ, хотя иногда их бывает тяжело различить Феноменология человеческого поведения 2 глава. Знаки — это стимулирующие обозначения; они отмечаются и у людей, и у животных: к примеру, именитые условные рефлексы у собак Павлова. Знаки, напротив, — это условные обозначения, и поэтому они есть исключительно в мире людей. Таким макаром, знак отождеств ляется с условным знаком, с реальностью, которая признана по договоренности и отсылает Феноменология человеческого поведения 2 глава к другой действительности 29. Мы уже упоминали о том, что Эрнст Кассирер самым кропотливым образом изучал символизирующую функцию человека и даже обусловил его как animal simbolicum (символическое живое существо) 30. Не впадая в неправомерные обобщения либо в редукционизм, можно сказать, что мы, люди, являемся творцами знаков. По другому говоря, мы познаём Феноменология человеческого поведения 2 глава одни действительности конкретно, как они есть, а другие — средством условных символов, либо систем знаков.

Человек живет не только лишь в физическом мире, как животное, да и в мире символическом. Он понимает себя самого средством знаков. Публичный класс, цивилизация обретают самосознание при помощи знаков (серп и молот, флаг Феноменология человеческого поведения 2 глава и т. д.). Человек отыскал метод узнавать и выражать действительности, которые становятся постижимыми исключительно в знаках, ибо в знаке неким образом находится символизируемое.

К числу более соответствующих символических систем, которыми пользуется человек, относятся математика, разговорный и письменный язык, религиозные ритуалы, искусство во всех его разнообразных проявлениях. Существует также огромное Феноменология человеческого поведения 2 глава количество других человечес ких знаков: декорации, нескончаемое обилие выражений лица и жестов рук, танец, погребальные ритуалы и т. д. Некие животные тоже спецефическим образом проявляют ярость, ужас, желание поиграть, ублажение и т. д., но эти знаки выражают только личные эмоции животных, никогда не обозначая и не описывая предметы как Феноменология человеческого поведения 2 глава объекты зания. Тут отсутствует переход от аффективного языка к пропозициональному, от личного к беспристрастному. Животные употребляют некие знаки, но у их нет знаков в четком смысле слова. Символ — часть физического мира, знак — часть мира людского. Предназначение знака — «инструментальное», знака — «обозначающее» (Кассирер). Животные владеют системой наследных символов, облегчающей им приспособление и защиту Феноменология человеческого поведения 2 глава, но они не сделали системы знаков, способной выражать конкретные метачувственные либо концептуаль ные действительности. Такие системы знаков составляют один из самых соответствующих компонент человечьих культур.

е) Язык

Без всякого сомнения, самой сложной и сразу самой людской символической системой необходимо признать язык. Методы общения животных, их «язык» исследовались много и Феноменология человеческого поведения 2 глава глубоко31 . Проводились различные опыты, предпринимались пробы обучить человекообразных обезьян (к примеру, шимпанзе) «говорить». У.Х. Торп ведает об опыте с юным шимпанзе по имени Вики: «В итоге Вики за 6 лет выучил только четыре композиции звуков, несколько напоминающие английские слова, и больше ничего»32 . Успешнее оказался опыт с юный самкой шимпанзе Феноменология человеческого поведения 2 глава по имени Вошу: за три года она выучила восемьдесят семь символов по южноамериканскому способу обучения глухих. Это мало. Схожие результаты были достигнуты и с другой самкой шимпанзе, Сарой33.

Не будет рискованным утверждать, что, в конечном счете, такие опыты только подтвердили несводимость людской речи к тем рудиментарным знакам, которые Феноменология человеческого поведения 2 глава воспроизводят животные в силу подражания. Анри Делакруа цитирует заключение Рабо: «Обезьяны обладают членораздельной речью не в основном, чем другие позвоночные либо беспозвоночные животные. Так именуемые подтверждения, приобретенные в итоге опытов с пчелами, муравьями и осами, представляют собой только произвольные толкования небережно проведенных наблюдений... Выражение эмоции еще не есть средство коммуникации. Шум Феноменология человеческого поведения 2 глава, создаваемый одной особью, либо ее возбуждение могут возбуждать другие особи и распространяться; но это еще не язык»34.

Язык есть следствие возможности к символизированию, а она, в свою очередь, есть следствие рефлективного и оптимального мышления, присущего только человеку. Язык служит средством выражения мышления, но без мышления он был бы Феноменология человеческого поведения 2 глава неосуществим. Только существо, наделенное самосознанием и рефлексией, способное наличествовать себе самого, может различить действительность и знак, сопоставить их меж собой и сделать поразительную систему условных, но прозрачных символов, каковыми являются слова. Для того чтоб гласить, необходимо узнавать действительности, хорошие либо отличимые от познающего субъекта как такого. Животное неспособно гласить Феноменология человеческого поведения 2 глава поэтому, что принимает стимулы и реагирует на их, но не обладает рефлективным познанием вещей в их отличии либо отличимости от субъекта.

В словах обретает чувственную форму разумное представление либо мысль, становясь, таким макаром, наличной для людского сознания. Еще больше умопомрачительно то, что совокупа слов, образующих язык, и выраженных в Феноменология человеческого поведения 2 глава словах понятий может передаваться другим людям. Другие не только лишь воспринимают акустические колебания при помощи барабанной перепонки, когда слышат слова, и не только лишь принимают на сетчатку световые волны в процессе чтения, но слышат и понимают смысловое содержание, переводят звук либо символ в идею, воспринимают идея; и таким макаром осуществляется обоюдное Феноменология человеческого поведения 2 глава общение людей — уникальное и нескончаемо обогащающее каждого из нас. Средством языка мы проникаем в самую глубину существа других людей и сообщаем им наши мысли. Беседа либо книжка — нечто еще большее, чем совокупа чувств.

Словами человек обозначает определенные вещи, которые сами по для себя не имеют ничего общего со словами Феноменология человеческого поведения 2 глава. По-испански мы называем словом «casa» (дом) то, что римляне называли domus, немцы зовут Haus, французы — maison, британцы — house35. Каждой вещи мы даем конкретное имя. Всякий определенный личный знак соотносится с персональной вещью. Но в силу людской возможности к абстрагированию мы обладаем также множеством универсальных знаков Феноменология человеческого поведения 2 глава, которыми обозначаем все личные объекты одной природы. Разумеется, что слова служат также объективации и формированию наших познаний. Идея — это молчащий язык. Мы думаем словами, хотя не произносим их; без слов мы не можем мыслить. Благодаря словам мы продвигаемся вперед в зании, обмениваемся информацией, далековато выходя за рамки нагих чувственных рефлексов Феноменология человеческого поведения 2 глава. Нескончаемое могущество и достояние людского духа проявляется в том, что при помощи только 20 шести-двадцати восьми фонетических и графических символов мы способны выразить неоглядное огромное количество мыслях и понятий, все обилие бытия, наук, искусств и совместного существования людей; и те, с кем мы общаемся, кто слушает нас либо читает, понимают нас Феноменология человеческого поведения 2 глава, а мы осознаем их.

Более того, устная либо письменная речь — это не только лишь фонетика и семантика (хотя они очень важны), но, сначала, синтаксис, другими словами способность координировать и соединять слова, образуя более сложные по смыслу предложения, в каких различаются подлежащее, сказуемое, дополнения, а дальше соединять воединыжды Феноменология человеческого поведения 2 глава эти предложения либо синтагмы в еще больше сложные системы соответственно законам логики. В конечном счете так формируется речь и получают выражение в языке все науки, всё достояние людской культуры, скопленной, передаваемой и взращиваемой в протяжении веков.

«Без символизма, — гласит Кассирер, — жизнь человека была бы жизнью заключенного в платоновской пещере. Она Феноменология человеческого поведения 2 глава ограничива лась бы естественными потребностями и практическими интересами, не имея доступа к безупречному миру, который открывают себе в различных измерениях религия, искусство, философия и наука»36.

Как следует отнестись перед лицом этих фактов к заявлению У.Х. Торпа: «Как бы ни была велика пропасть, отделяющая характерные животным системы коммуникации от людского Феноменология человеческого поведения 2 глава языка, нет таковой единственной свойства, которая могла бы послужить непогрешимым аспектом различения в этом нюансе животных и человека»? 37 Наш ответ такой: вправду, нет таковой единствен ной свойства, но все свойства языка обосновывают несводимость рудиментарных символов, которыми пользуются животные, к людскому языку.

Существует бесспорная связь языка с определенными Феноменология человеческого поведения 2 глава нейрофизиологическими структурами. Понятно, что мозг является анатомической основой речи; известна также принципиальная роль «адаптативной коры головного мозга» (Пенфилд) и адаптативных нейронов; в конце концов, понятно, что некие речевые функции связаны с определенными зонами адаптативной коры и что их повреждение тянет за собой нарушение речевой функции. Всё это значит, что мыслящее Феноменология человеческого поведения 2 глава «Я» представляет собой не просто мышление либо разум, не просто душу (о которой мы будем гласить позднее), но личность в целом. Хоть какое человеческое действие есть действие всей личности. Владея только мозгом и фонологической системой либо только душой, человек не сумел бы гласить. Потому черепно-мозговая травма может Феноменология человеческого поведения 2 глава затруднить либо вообщем перекрыть речь и даже мышление. Мы еще вернемся к данной теме, когда будем гласить о субстанциальном единстве души и тела.

Когда и как появился человечий язык — одна из самых спорных тем, начиная с эры Просвещения. Жозеф де Мэтр (1753_1821) и Луи де Бональд (1754_1840) считали, что язык был дан людям Феноменология человеческого поведения 2 глава от Бога в откровении, в виде изначального общего языка, и что совместно с языком Бог открыл нам всю совокупа метафизических, религиозных и нравственных истин, передаваемых через традицию. Сейчас эта неувязка, на которой мы не имеем способности останавливать ся тщательно, составляет, приемущественно, предмет антропологичес кого исследования 38.

ж) Искусство

Другая Феноменология человеческого поведения 2 глава соответствующая для человека символическая функция, непременно труднодоступная животным, — это художественное выражение красы и ее созерцание.

Искусство может быть подражанием природе, к примеру, в костумбристской живописи либо в натуралистическом пейзаже. Но почаще оно представляет собой идеализацию, попытку усовершенствовать природу и сделать то, чего природа не делает. Искусство пробует затмить природу и Феноменология человеческого поведения 2 глава сотворить формы, которые отразили бы высшую гармонию и совершенство, формы, которые только душа человека рождает и стремится воплотить в мраморе, на холсте, в музыке либо в поэзии. Естественно, искусство отражает не только лишь красоту: иногда оно служит выражением возвышенных либо катастрофических эмоций, радости либо мучения. Но от художника, в Феноменология человеческого поведения 2 глава каком бы материале он не творил: в мраморе, на холсте, в звуках либо театральных видах, оно всегда просит узкой интуиции, глубочайшего и красивого чувства, способного затронуть и взволновать других людей. Там, где вообщем нет красы, нет искусства в серьезном смысле. Есть только техника, а это совершенно другое.

Во всяком художественном Феноменология человеческого поведения 2 глава творчестве выслеживается определенная целенаправленная структура: живописец стремится выразить красоту, передать чувство, воплотить идею, вызвать воспоминание соразмерности и ритмичности. Он открывает себе формы, которые потом пробует воплотить в чувственном виде. Леонардо да Винчи гласил, что предназначение живописи и статуи — saper vedere (уметь созидать) форму, в греческом смысле Феноменология человеческого поведения 2 глава слова morf0h, чтоб сделать ее осязаемой.

Нереально выразить тот эстетический опыт, который порождает созерцание произведений искусства. Когда мы поглощены зрелищем величавого творения, то предощущаем в нем клич нового королевства — королевства безупречных форм и абсолютной красы, о котором гласит в платоновском «Пире» Диотима, чужестранка из Мантинеи. Эта краса более Феноменология человеческого поведения 2 глава реальна, чем краса цветов либо звуков, ибо неизмеримо превосходит их, заставляя нас созидать всю действительность в новеньком свете. Конкретно такие чувства пробуждает в нас собор в Бургосе, 5-ая симфония Бетховена, «Похороны графа Оргаса» Эль Греко, «Царь Эдип» Софокла, «Духовная песнь» св. Хуана де ла Крус либо сказка о блудном Феноменология человеческого поведения 2 глава отпрыску, которая, на мой взор, составляет прекраснейшую страничку мировой литературы. Логично, что Аристотель гласит о катарсисе, освобождении, доставляемом некими произведениями искусства. Освобождении через сублимацию.

Но мы не собираемся рассуждать об эстетике, о теории красы. Мы только желали направить внимание на чисто людскую способность ощущать красоту, создавать ее и восторгаться Феноменология человеческого поведения 2 глава ею; способность достигать самой глубины эмоций, также выражать эту красоту таким макаром, что она тревожит и других людей, так как меж художником и его зрителем, слушателем либо читателем появляется эмпатия. Хайдеггер усматривал в поэтическом языке изначальное выражение правды бытия39. Ничего подобного не находится в животном мире. Будучи пленниками инстинктов и стимулов Феноменология человеческого поведения 2 глава, животные никогда не преодолевают их, не могут отречься от их, чтоб устремиться к другим целям. Им неизвестна благодарность, неизвестно удовольствие творчества и восхождения к верхушкам гармонии, соразмерности и пропорциональности, заслуги последних глубин либо вершин. У их нет других целей, не считая тех, которые навязаны им инстинктами. Животные не Феноменология человеческого поведения 2 глава делают произведений искусства и не могут их создавать.

з) Наука

Углубиться в парадокс науки — означает углубиться в лабиринт теорий, дефиниций и разделений. Наука являет собой самое обескураживающее зрелище анархической многозначности 40. Потому мы не станем входить в этот лабиринт. Нам довольно будет разглядеть парадокс науки как парадокс только и специфично человечий.

Вообщем Феноменология человеческого поведения 2 глава под наукой обычно понимают совокупа достоверных истин об универсальных и нужных объектах, при этом эти правды логически сцеплены меж собой, образуя связную систему41 . Такое определение не надо осознавать в жестком смысле: современная наука содержит в себе также рабочие догадки и другие логические составляющие, которые принимаются в качестве достоверных Феноменология человеческого поведения 2 глава, но, с возникновением новых данных могут быть фальсифицированы. Вместе с принципом верификации, выдвинутым неопозитивистами, Карл Поппер предложил принцип фальсификации. Некое выражение может считаться настоящим до того времени, пока не будет подтверждена его ложность. Некие создатели, в том числе св. Фома, включают в само понятие науки зание через предпосылки: с Феноменология человеческого поведения 2 глава их точки зрения, одной методической классификации недостаточно 42.

Но, кроме всех обсуждений и уточнений, одно кажется полностью достоверным: тот факт, что только человек способен достигать настоящего, беспристрастного, всеобщего и периодического познания действительности и разных ее областей — как физических реальностей (естественные науки), так и реальностей человечьих (гуманитарные науки). Эрнст Кассирер Феноменология человеческого поведения 2 глава с гиперболизированным энтузиазмом пишет о том, что «наука представляет собой последний шаг в духовном развитии человека и может считаться наивысшим и характернейшим достижением культуры» 43. Это преувеличение, так как наивысшее достижение людской культуры — нравственная и религиозная жизнь. Но непременно, что суметь прочесть умопостигаемые структуры, заключенные в чувственном, суметь сконструировать это познание в теоретических Феноменология человеческого поведения 2 глава общих положениях, раскрыть логические связи и свести хаотические совокупы данных в системы, выявить и сконструировать предпосылки наблюдаемых явлений и таким макаром раскрыть огромное количество загадок природы, в значимой мере достигнуть власти над природой, чтоб поставить ее на службу человеку, — все это значит потрясающее свершение, которое указывает Феноменология человеческого поведения 2 глава и обосновывает мощь людского разума и приемущество человека над хоть какими животными. Величавые трактаты по физике, праву, медицине либо философии, институты и академии, библиотеки и лаборатории, журнальчики и научные конгрессы — всё это красноречивейшие сотворения человека, не оставляющие никаких разумных колебаний в совсем особенном, уникальном и наивысшем положении человека в Феноменология человеческого поведения 2 глава космосе. Процесс научного зания никак не завершен; быстрее можно мыслить, что он только начинается. До каких пределов дойдет человеческое зание и классификация через тыщу либо 100 тыщ лет, нельзя даже представить. Но не будет очень большой грубостью утверждать, что оно воспримет огромные размеры.

Разумеется, что в науке также играет огромную роль символичес кое Феноменология человеческого поведения 2 глава обозначение. Роль Галилео Галилея (1564_1642) в истории мысли заключается не столько в том, что он отстаивал гелиоцентризм (в конечном счете это астрономическая неувязка), сколько в том, что он открыл математическую и математизируемую структуру природы, — по другому говоря, возможность сконструировать законы природы в определениях арифметики, другими словами (что то Феноменология человеческого поведения 2 глава же самое) выразить их в символических формулах. Позже Рене Декарт, который был наилучшим математиком, ежели философом, открыл аналитическую геометрию: всякой геометрической фигуре соответствует уравнение, а всякому уравнению — геометрическая фигура. Тем эти ученые сделали вероятным обычное и правильное толкование природы и следующее овладение ею. Так математика превращает ся в точную и сразу Феноменология человеческого поведения 2 глава символическую науку о чувственных реальностях.

Но дело не только лишь в этом. Принципиально и то, что научные высказыва ния представляют собой синтез разнообразных данных, которые мы получаем благодаря органам эмоций. Кант проницательно увидел, что узнавать и мыслить — означает соединять, и чем совершеннее и возвышеннее познание, тем Феноменология человеческого поведения 2 глава унифицированнее конкретные данные. Так мы приходим к общим принципам наук и дальше — пусть даже Кант этого не осознавал — к формулировке последних принципов бытия, составляющих метафизику. Итак, общие понятия (о которых будем гласить позже) и общие выражения, принадлежащие как к области естественных наук (скажем, ньютоновский закон тяготения либо уравнение Эйнштейна Феноменология человеческого поведения 2 глава, описывающее соотношение массы и энергии), так и к области гуманитарных наук (к примеру, формулировка прав человека либо штатские кодексы), сущность людские и только людские построения, которые выражают в символических формах языка реальное содержание. Никто не может сказать, как будто физические и хим формулы либо положения Устава Объединенных Наций не выражают Феноменология человеческого поведения 2 глава действительности. Но они выражают ее в символических предложениях и формулах языка, содержащих и высвечивающих действительности.

Так сделанная человеком наука дает ему чувство убежденности в мире, где все совершается согласно неизменным законам. Среди вихря непрестанно сменяющих друг дружку исторических событий человек утвердил научный порядок, намного превосходящий порядок незапятанной природы и инстинктов. Только Феноменология человеческого поведения 2 глава существо, наделенное познавательной способностью, несравненно превосходящей всякую животную способность, могло выполнить фантастическую задачку сотворения науки.


fenilalanin-tirozin-dioksifenilalanin-dofamin.html
fenni-flegg-dobro-pozhalovat-v-mir-malishka-stranica-13.html
fenni-flegg-dobro-pozhalovat-v-mir-malishka-stranica-20.html