Феноменологическая основа.

Свою работу я начинаю с того, что есть у человека либо у группы, а не со собственных личных представлений о том, что у их должно быть (Зинкер, 1972). Я пробую осознать и ощутить - и психологически распробовать - тот метод существования в мире, который есть у другого человека. Как архитектор вступает в Феноменологическая основа. контакт с запахом, очертаниями и текстурой дерева, из которого он вырезает, я пробую оставаться со структурой опыта другого человека. Но хотя я уважаю достоверность его опыта и его метод созидать и ощущать, я стараюсь показать ему новый метод, новейшую визуальную, когнитивную либо моторную перспективу его самого. Этот новый ракурс, новое измерение не Феноменологическая основа. должно быть чертовски резким; он просто должен плавненько переместить существующую систему в точку, где вероятен незначительно более свежайший взор на нее.

К примеру, дама гласит, что чувствует себя ребенком. В ответ на вопросы она ведает о неких моментах, которые принуждают ее считать собственный нрав детским. Потом я Феноменологическая основа. прошу показать ее детское поведение со мной либо с группой. Я прошу ее сделать это поэтому, что она достаточно схематично представляет для себя, что означает «детский», и ей нужен более широкий взор на то, что представляет собой ее «детскость». Еще я прошу ее сделать чего-нибудть, что закреплено в Феноменологическая основа. ее личном опыте, и что она лицезреет прямо на данный момент. Вероятные значения, подтексты и следствия этого обычного опыта -огромны. Они содержат преувеличение одной полярности личности, наблюдения, связанные с позой (как она держит себя, будучи ребенком, к примеру), речь, тембр голоса, разные виды систем поддержки. И неразговорчивые, теоретические, клинические Феноменологическая основа. представления терапевта о, выскажемся так, неразвитом взрослом поведении либо опыте у этого определенного человека. Другими словами этот небольшой опыт - только начало работы, всего только продолжение слов, представленных на этот момент терапевту при помощи поведения.

Важнее всего, что опыт позволяет:

• Расширить поведенческий репертуар человека.

• Сделать условия, в каких человек может узреть свою Феноменологическая основа. жизнь как то, что он сделал сам. (Право принадлежности на терапию).

• Провоцировать обучение через опыт и развитие новых концепций личности из поведенческих образований.

• Окончить незавершенные ситуации и преодолеть блокаду в цикле осознания-контакта.

• Интегрировать то, что понято головой, с открытиями в области моторики.

• Найти неосознаваемые полярности.

• Провоцировать интеграцию конфликтующих Феноменологическая основа. сил в человеке (В этом случае: «женщина-ребенок» против «взрослой женщины».)


• Вытеснить и реинтегрировать интроекты и расположить «потерянные» чувства, идеи и деяния, отыскать для их место в личности.

• Провоцировать условия, при которых человек может ощущать себя и действовать более уверенно, более компетентно. Может лучше опираться на Феноменологическая основа. себя, активнее изучить и брать за себя ответственность.

Я начинаю с поверхностного принятия опыта этой дамы быть «ребенком». Это - данность. Я не пробую уверить ее, что это не так; напротив, по мере того, как работа продвигается и дама ощущает свою готовность, мы можем углубляться в более сложные нюансы ее личности Феноменологическая основа., которые вначале было тяжело понять и поделиться этим с другими.

3. Акцент на процессе.

Я иду в свою мастерскую, чтоб порисовать. Я поднимаюсь туда и понимаю, что не настроен на рисование. Я начинаю возиться. Я мою кисти, либо грунтую холсты, либо рассматриваю рисунки в журнальчиках. Я занимаюсь тем, что Феноменологическая основа. является вероятным для меня на этот момент. Я даю для себя место для сотворения образов и для волнения, пока я не буду готов начать что-то делать. Это может быть просто вырезание фигурок из бумаги, но это то, что я готов делать в данной точке моего творческого процесса. (Вагоп, 1969; Коезйег Феноменологическая основа., 1964).

И то же самое со мной, когда я терапевт. Нельзя «форсировать реку» и сделать произведение искусства. Клиента необходимо провести через поочередные этапы опыта, до того как он будет готов воспринять новое представление о для себя и поменять свое поведение в этом направлении. Вы, естественно, сможете велеть клиенту сделать Феноменологическая основа. что-то, и клиент может даже пойти на сотрудничество, но если у него не было процесса подготовки, то ничего важного не произойдет. Разве что начнется спор, либо возникнет чувство уныния, либо чувство, что мы почему-либо не взаимодействуем вместе. Большая часть терапии состоит из поддержания огня, выявления персональной темы, построения поддержки Феноменологическая основа. в области вербализации либо действий, где она нужна. Это - как подготовка холста и мытье кисточек.

Другая часть процесса в психотерапии - это мысль о том, чтоб оставаться открытым несметному числу способностей для человека либо для группы. Каждую новейшую догадку, либо происходящий обмен, либо опыт следует считать исследованием, возможностью, которая Феноменологическая основа., если человек «загорится» ей, будет далее и далее продвигаться в глубочайшие слои личности.

Хотя у меня может быть два либо три вероятных результата, я не могу вытянуть эти результаты из клиента. Я должен посчитать каждый кустик и булыжник, встречающиеся на дороге, до того как доберусь до красок и возбуждения Феноменологическая основа. городка в конце нее. Когда человек добивается инсайта, либо получает решение в конце этого достойного почтения пути, то его инсайт и ублажение - полные. Они совершенны и явны для него самого, для его группы и для его терапевта. Необходимо время, чтоб это родилось. Необходимо терпение, чтоб быть неплохим акушером.

ю


4. Воображение как Феноменологическая основа. решение трудности:

Диагностические формулировки, клинические догадки, когнитивные карты.

Терапевт-создатель - не безмозглая рыба! Он не просто ощущает и сопереживает. Избавляться от «ярлыков» только поэтому, что уже не стильно быть интеллектуалом и «полоскателем мозгов» - полнейшая тупость. Это отлично -использовать мозги, когда они ведут взаимодействие с остальной частью вашего существа, а Феноменологическая основа. не мозги сами по для себя. Мне необходимо знать, что «происходит» с моей группой, либо, как минимум, с моим клиентом. Мне необходимо сконструировать какие-то догадки о происходящем. Еще удобнее путешествовать по городку с какой-либо картой (и знать много других маршрутов), чем заплутаться в сотке тупиков Феноменологическая основа. и ощущать слабость либо злоба в ответ на фрустрацию.

Каждое терапевтическое столкновение - это выявление и частичное разрешение «проблемы» в широком, эстетическом значении этого слова. Если я начинаю с незапятнанного холста и рисую в центре холста нечто огромное, красноватое и круглое, и если я желаю нарисовать что-то кроме этого, мне необходимо Феноменологическая основа. решить делему. Что мне делать далее? Какой цвет избрать? Какую форму? Как соблюсти баланс? Либо работать над асимметрией и вынудить ее «играть» в картине? В терапии - так же, исключительно в тыщу раз труднее.

Желаю поделиться с вами одним из случаев: Рон, инженер в одной из моих групп во Феноменологическая основа. Флориде, желает «работать» со мной на группе. Он худощав, обходителен, его движения очень женственны. Всё это мерцает в моей голове до того, как он успевает раскрыть рот, чтоб поведать сон. (В этом случае я ощущаю, что пересказ сна ориентирован на то, чтоб потянуть время - в нем нет очевидной энергии для Феноменологическая основа. этого человека.) Я жду, когда он скажет побольше; для чего накидываться на мертвенный сон? Я думаю о гомосексуализме, о мамы, которая льстит отпрыску, пробует подавлять и держать под контролем его, и об отце, который задумчив, погружен в себя, груб, или раздражен. Он посиживает в кресле-качалке, в то время Феноменологическая основа. как мама обращается так с отпрыском. В то же время я смотрю на мужчину передо мной. Он кажется мне симпатичным человеком. Он мне симпатичен. Я представляю себя его папой. Вроде бы я обожал его и вроде бы мы с ним веселились, если б я был его папой. Я Феноменологическая основа. продолжаю оставаться с ним в процессе, не делясь большинством этих мыслей и фантазий. Я слушаю и воспринимаю его всеми эмоциями. Я ощущаю внутреннюю наполненность все это время. Я спрашиваю его:

Джозеф: Где на данный момент твоя энергия?

Рон: В моем лице - оно горячее и все пылает. Я боюсь того, что Феноменологическая основа. люди могут обо мне поразмыслить. Боюсь, что веду себя как дурачина.

Джозеф: Звучит, будто бы ты боишься «потерять лицо».

Рон: Да, это так.

Все мои прошлые размышления временно сохранены в памяти. Может быть, я использую их в предстоящем. Меж тем, я работаю с лицом Рона. Я предлагаю Феноменологическая основа. временное решение задачи «потери лица». Я думаю про себя, что он всегда смотрится таким суровым и так держит под контролем свое лицо, что оно смотрится неэмоциональным и похоже на маску. Я предлагаю опыт.

п


Джозеф: Не мог бы ты «потерять лицо» в буквальном смысле: отпустить его и выстроить морды людям?

Он Феноменологическая основа. согласился. Как он мало отпустил себя, то стал профессионально строить морды, в особенности дамам. Погримасничав еще незначительно, он сказал: «Я чувствую себя лучше, более расслабленно. И я не опасаюсь того, что люди обо мне помыслят...»

Эта сессия была очень длинноватой, и я не буду вдаваться тут во все подробности. Но позже Феноменологическая основа. он сказал группе о собственной мамы, о том, как он на нее злится, как опасается ее, и что до сего времени не глядит ей прямо в лицо. Сейчас мои догадки об этом человеке фокусируются, и я продолжаю работать с его лицом и с мыслью взаимодействия с дамами Феноменологическая основа. при помощи лица. Он пробует привлечь одну из дам взором, ему частично это удается. Он очень доволен своими фуррорами.

До конца этого процесса диагностические ярлычки не упоминались, и динамические/аналитические размышления не дискуссировались. Они, быстрее, посодействовали «перелопатить» животрепещущий опыт клиента, и трансформировались в поведенческие опыты. Основная неувязка, которая добивалась Феноменологическая основа. проработки (хотя бы отчасти) - дела клиента с дамами. И я очень рад, что в протяжении этого процесса чувствовал снутри «когнитивные поручни». Некие из их, по сути, очень мне посодействовали. Другие были отброшены (Оопюп, 1971; Ро1з*ег & РоЫег, 1973).

Творческий прыжок.

Красота гештальт-терапии для меня заключается в том, что она позволяет мне Феноменологическая основа. быть феноменологически четким по отношению к тому, что есть, и, в то же время, дает возможность переводить мою свою творческую интуицию в экспериментальные деяния. В наилучшем случае, при помощи этих действий можно пробиться через сложившиеся паттерны нрава, в худшем - они не сработают либо приведут к обратным результатам. Необходимо отлично Феноменологическая основа. ощущать клиента и/йли группу, чтоб в подходящий момент попросить их сделать либо помыслить о кое-чем принципно новеньком. Также необходимо владеть чувством «хорошего вкуса», либо можно именовать это чувством эстетической приемлемости в той системе, в какой вы находитесь. Задавая неприличный, противный либо нечувствительный вопрос, вы рискуете оказаться Феноменологическая основа. не просто «безвкусным», да и поставить себя в позицию запугивания, принуждения и оскорбления человека. И вам приходится иметь дело с ненадобными конфликтами, которые вы же сами и сделали.

Творческий прыжок складывается из композиции клинических гипотез и своей сумасшедшей изобретательности. В описанной чуть повыше случае с Роном в один из Феноменологическая основа. моментов я произнес ему: «Расскажи мне про свою ненависть к матери». Хотя я ощущал, что у него «должны быть» трудности с этой дамой, нигде в предшествующей работе мы не обсуждали это, и я не готовил его к этому. Я был готов к ответу, что я очень ошибаюсь, но также я Феноменологическая основа. был готов реагировать на


усилившиеся чувства Рона и к тому, что он скажет, как он перекрыл свою злоба на нее, напрягая лицо в разговоре с ней и со всеми остальными. Какой представился шанс! Я был и испуган и возбужден сразу, когда позволил этим словам сорваться с моих губ. Это Феноменологическая основа. сработало в подходящем направлении и, в итоге, мы перебежали к серии тестов, которые стали для Рона очень необходимыми открытиями. Один опыт - глядеть на даму и пробовать привлечь ее при помощи глаз и рта - был поведенческим расширением зарождающегося у Рона доверия новейшей энергии. Этот опыт был творческим скачком от Феноменологическая основа. обычного обсуждения его мамы к активной работе с живой, истинной дамой в группе. Таковой прыжок над вероятными возражениями и сопротивлением - отличительная черта творческого процесса во всех областях жизни и работы, а не только лишь в гештальт-терапии. Чтоб это выходило, приходится идти на ежеминутный риск потерпеть беду, меняя стратегию Феноменологическая основа. и переходя к чему-то другому, что может лучше сработать, либо к тому, что клиент находит белоснежнее применимым и эго-синтонным.

Творческий прыжок нарушает правило неизменного пребывания в процессе. Инновация нередко просит, чтоб правила были нарушены. Необходимо уделять внимание и уважать свою изобретательность и умственные «прыжки» и свою способность придавать форму Феноменологическая основа. происходящему действию. Этот нюанс психотерапии больше всего воодушевляет меня.

Творческий процесс балансирует меж феноменологической основой того, что есть в наличии и поведенческим прыжком на незнакомую местность.

Контекст и метафора.

Мужик гласит, что у него задачи с его детками, и я думаю о нем как об учителе, либо как Феноменологическая основа. о няне, либо как о животном с детенышем.

Я думаю о нем как о ребенке. Может быть, я должен сделать, чтоб он вел себя как описанный тяжелый ребенок, и поглядеть, что произойдет, так как я уже знаю, что его контекст, его метафора, его метод, его суровый подход - не работает. Вот Феноменологическая основа. поэтому он просит о помощи.

Итак, он играет малыша, который продолжает делать «плохие» вещи, чтоб привлечь к для себя внимание. Позже он гласит: «Папа, я желаю, чтоб ты взял меня с собой в последующую поездку». Он осознает, что не услышал собственного отпрыска (один уровень), и игнорирует глас Феноменологическая основа. собственного внутреннего малыша на другом уровне. Новенькая метафора, появившаяся у меня в голове, оказалась более полезной, чем я поначалу ждал, так как, у меня никогда не было для него ответа, я просто играл с новым методом переживания этой определенной задачи. Здесь нет никакого волшебства - просто некая умственная смелость в отношении Феноменологическая основа. чувств, которая помещает информацию в другой понятийный канал.

Он ведает мне очень суровую историю, и его лицо похоже на маску. Либо у него узкий и жалобный глас, либо он сгорблен, либо не дышит, либо страшно потеет в комнате с кондюком, и т.д., и т.д.. Пока я Феноменологическая основа. могу находиться там, слушая свои собственные песни, видя свои собственные галлюцинации, придумывая свои собственные экстравагантные шуточки, и не





проваливаясь в его ограниченное видение ситуации - я остаюсь живым. А означает, и у него есть шанс возвратиться к жизни, переместившись в другой канал в себе, лицезрев себя в совсем новеньком зеркале (Оогёоп, 1971). Необходимо Феноменологическая основа. быть свободным от привязанности к перспективе клиента и к материалу, который он производит, как Рам Дасс свободен от его «мышления» и «чувствования», чтоб его осознавание могло стать схожим на лазерный луч (Кат Базз, 1974). Не считая того, чтоб создавать новые метафоры, необходимо быть свободным от привязанности к своим своим потребностям Феноменологическая основа., которые ограничивают собственные умственные способности - от потребности в успехе, в одобрении либо в сексапильном ублажении.

Чтоб изобретать новые контексты для другого человека, я должен научиться слушать его - не требуя, дотрагиваться - без вожделения, обожать - не принуждая, всматриваться - без лишней педантичности. Конкретно такое внутреннее место, внутренняя свобода, содействует формированию еще неисследованных Феноменологическая основа. каналов опыта для моего клиента, для меня самого, и для нас обоих, так как мы сталкиваемся вместе (Оогйоп, 1971; Кат Бака, 1074).

Одним словом, процесс гештальт-терапии - это не только лишь неизменное изобретение новых моделей видения себя. Это к тому же неизменное поведенческое тестирование этих новых моделей в неопасной обстановке, содействующей Феноменологическая основа. творчеству.


fedorov-stranica-3.html
fedorova-ekaterina-alekseevna.html
fedoseev-am-reshenie-kvorum-est.html